«Отметить Центральную Азию на карте Всемирной недели воды» – интервью с доктором Терезой Магнуссон

«Отметить Центральную Азию на карте Всемирной недели воды» – интервью с доктором Терезой Магнуссон

В конце августа представители стран Центральной Азии и Афганистана приняли участие в работе Всемирной недели воды. Мероприятие ежегодно организуется Стокгольмским международным институтом воды – SIWI, выступая в качестве платформы для координации и обсуждения наиболее актуальных глобальных водных проблем. Здесь в течение недели эксперты, практики, политики и молодые специалисты из разных секторов и стран обмениваются своими идеями, строят совместные научные планы и анализируют потенциальные решения.

Подробнее о самом мероприятии, а также об участии Центральной Азии – со стороны организаторов в диалоге с доктором Терезой Шемандер Магнуссон, директором по управлению трансграничными водами в SIWI.


Думаю, что мы начнем с общего вопроса. Какова история позади всего этого – вот вы и я сидим в этой комнате во время одного из самых важных мировых событий по водным проблемам. Как Всемирная неделя воды изменилась спустя все эти годы?

Все началось 26 лет назад с маленькой группы исследователей, таких как профессор Малин Фалькенмарк, которая, кстати, все еще старший советник SIWI. Она и пара ключевых, ведущих и глобальных ученых подумали: «А давайте организуем семинар по водным проблемам в Стокгольме». Это вообще не имело никакого отношения к конференции. Это было общедоступное и даже где-то туристское событие. Но тогда это небольшое мероприятие прошло настолько успешно, что они решили повторить его в следующем году. SIWI, как организация, была создана примерно к тому времени.

Таким образом, конференция стала институциональной частью SIWI с самого начала, но она росла экспоненциально. Сейчас по водным вопросам проводится множество конференций, но эта – самая большая ежегодная, и мы не хотим расти дальше. Мы не хотим потерять вот это ощущение соединенности.

Тогда, если я попрошу вас назвать отличия от предыдущих лет – это может быть что угодно: темы, докладчики, участники, страны, которые присутствуют, что бы вы назвали?

Конечно, темы отличаются с каждым годом. Мы сделали так, чтобы Всемирная неделя воды стала платформой, на которой встречается так много разных вопросов и участников: исследователи, гражданское общество, правительства – этот диапазон увеличился.

Затем мы много работали с различными видами коммуникации и общения, такими как SIWI Sofa, где мы предоставляем возможность другим организациям выступить в прямом эфире и обсудить волнующие их вопросы.

Вот говоря об этом: скажите, пожалуйста, какие темы на конференции поднимаются из года в год, и какие можно назвать новыми? 

Вы имеете в виду темы каждой конференции?

Не совсем. Я приведу пример. Как регион, мы проводим Центрально-Азиатский Экологический Форум. Когда мы только начали, мы много говорили о проблемах воды, и мы говорим о них сегодня и будем продолжать это делать. Однако в Центральной Азии есть и другие темы, которые поднимутся на следующем форуме, вероятно, впервые в таком составе. Есть ли такие темы на Всемирной неделе воды?

В таком случае, я бы сказала, что последние 3-4 года – это вопросы и проблемы инвестиций в водном секторе: вложения в инфраструктуру, в водохранилища, надзор за водными ресурсами. И затем другая тема, не только в этом году, но последние несколько лет – борьба с коррупцией или то, что мы называем – целостность водных ресурсов, чтобы минимизировать последствия коррупции и фактически избавиться от нее в водном секторе. 

Кроме того, мир и безопасность. Эти три темы особенно выделяются.

Не могли бы вы дать, пожалуйста, больше деталей о вопросе инвестиций в водной сфере? Что именно обсуждается?

Сегодня в секторе существует огромная нехватка средств и это парадоксально. Имеются средства – частный капитал, инвестиционные банки. И есть место приложения, и необходимость. Но почему тогда так мало инвестиций сделано?

Мы уделяем внимание именно этому мостику, чтобы помочь перевести потребности инвесторов в сектор, потому что они думают совершенно иначе, чем правительство.

Хорошо. Вы также упомянули коррупцию и целостность водных ресурсов.

Да. Мы являемся одним из немногих глобальных институтов, которые работали над минимизацией коррупции. Я не знаю точных цифр, но это миллионы долларов, которые каждый год теряются в водном секторе из-за коррупции, где решения не принимаются, и отсутствует прозрачность. По этому направлению у нас есть отдел управления водными ресурсами, который тесно работает на Ближнем Востоке и в Африке.

Вы говорите сейчас о работе в регионах. Предлагаю сместить на них фокус. В предыдущие годы, Центральная Азия была ​​на Всемирной неделе воды, но, в основном, это было фрагментированное участие стран. Но сейчас это изменилось. Как вы думаете, хорошо ли то, что сейчас мы представлены здесь как регион?

Говоря из своего опыта – важно собрать группу людей, имеющих одинаковый географический контекст. Хотя это могут быть разные эксперты, или представители правительства, или НПО. Но эффективнее собирать людей с более или менее одинаковым политическим, экологическим и гидрологическим контекстом.


Как я знаю, в прошлом году у вас прошел семинар по водной дипломатии вовремя ЦАПЛ, возможно, вы также встречались с некоторыми представителями до или после. Кроме того, на этой неделе у нас прошел еще один семинар с представителями Центральной Азии. Учитывая это, как вы можете охарактеризовать всю ситуацию с пониманием водных проблем в регионе у государственных представителей?

Появляется все больше вопросов, и слышен голос стран о необходимости сотрудничества. Это первый шаг – он может быть небольшой, а может быть огромный, но, по крайней мере, это отправная точка, где все-все представители говорят: «Давайте объединимся и найдем решения». И иногда вы должны быть прагматичными и делать шаг за шагом медленными темпами, создавать доверие и платформу для диалога.

Если говорить о представленности на мировой арене, Центральной Азия не особо подчеркнута. И, в то же время, этот регион очень геополитически важен.

Я полностью согласна. Этот регион был политически закрыт в течение длительного времени. Но то, что мы видим сейчас – это растущий интерес со стороны Центральной Азии и, наоборот, от партнеров по развитию, которые могут взаимодействовать. Я знаю, что есть заинтересованные игроки, которые действительно с нетерпением ждут этого. Но нужно чтобы это взаимодействие исходило от самого региона. Нужно подумать, зачем нужна Центральная Азия на карте Всемирной недели воды. Для глобального прозрачного обсуждения или инвестиций? Или консультирования? Почему вы хотите выделить этот регион? Это то, что я надеюсь, что мы сможем сделать вместе, конечно.

Вы говорите, что мы можем сделать это вместе, подразумевая SIWI и РЭЦЦА?

В точку.

Тогда каковы пути возможного расширения этого сотрудничества ?

Мы обсудили научное и академическое сотрудничество, а также, возможно, региональную конференцию по водной дипломатии. Мы также были бы более чем счастливы вносить вклад в повышение потенциала, но целенаправленное, индивидуальное наращивание потенциала.


Давайте завершим наш разговор с некоторыми результатами недели. Что вы видите в качестве значимого исхода Недели воды в этом году?

Поскольку мир обсуждает вопрос о климате и финансировании, а также ЦУР, вода становится все более популярной в повестке дня каждого – уже ясно, что устойчивость и изменение климата регулируются водой. Мы снова показали, сколько ключевых глобальных лиц, принимающих решения, выбирают Всемирную неделю воды – появилось понимание того, что нам необходимо создать потенциал для всех лиц, принимающих решения, по этим вопросам.

Фото: SIWI

Назад