Искандар Абдуллаев: «Давайте сверять часы: что мы вообще делаем и куда мы движемся»

28.06.2017

Искандар Абдуллаев: «Давайте сверять часы: что мы вообще делаем и куда мы движемся»

В начале июня этого года в Ашхабаде прошел Центрально-Азиатский Международный Экологический Форум с участием государственных, научных, международных и общественных организаций, работающих в сфере охраны окружающей среды и устойчивого развития.

Первый день форума прошел в формате тематических докладов, а второй был посвящен детальным обсуждениям и панельным сессиям по вопросам изменения климата и управления водными ресурсами. В рамках третьего дня прошло шесть параллельных дискуссий по вопросам изменения климата, управления водными ресурсами, зеленых инвестиций, взаимосвязи воды, энергии и экосистем, экожурналистике.

О главных итогах форума и о том, что изменилось сегодня в региональном понимании охраны окружающей среды – в разговоре с д-м Искандаром Абдуллаевым, Исполнительным директором РЭЦЦА.


_______________________

- Давайте начнем с небольшого исторического экскурса. Расскажите, пожалуйста, подробнее о том, как зародилась идея проведения такого масштабного мероприятия, как Центрально-Азиатский Международный Экологический Форум?

- В 2013 году, когда мы составляли стратегический план развития РЭЦЦА, мы наглядно увидели информационные пробелы: кто, что и где будет предпринимать в решении вопросов охраны окружающей среды в Центральной Азии. То есть при наличии большого количества игроков на региональном уровне – это и международные партнёры, и региональные организации – хотелось больше скоординированных действий, когда совместные усилия двигают экологическое сотрудничество вперед.

Мы шли к этому мелкими шагами – встречались с нашими партнерами на разных платформах. Например, РЭЦЦА начал с первого же дня участвовать в совещании МКУР. Там мы слушали, что делают другие, и делились тем, что делаем мы. Постепенно пришло понимание, что даже на такой площадке, как МКУР, объединяющей пять стран, рассматриваются только определённые вопросы, за пределами которых, так или иначе, находятся другие.

Поэтому на свое пятнадцатилетие РЭЦЦА апробировал такой подход, когда на одном форуме собираются партнеры и эксперты по самым разным направлениям охраны окружающей среды. Мы закрепили идею решением министров наших стран, которые поддержали данную инициативу.

Сейчас мы говорим – это форум самих стран Центральной Азии – за ним стоит их прямая заинтересованность.

- Вы упомянули одно из отличий форума – это межведомственный и междисциплинарный обмен мнениями и знаниями. Почему это так важно? Разве большой «разброс тем» не влияет на конкретику решений?

- Я подчеркиваю, мы специально не отделяем, скажем, водников от энергетиков и экологов. Мы хотим, чтобы они общались между собой, потому что это как раз тот случай, когда мы не можем искать решения в рамках только лишь одной проблемы и через одну дисциплину.

Например, управление водными ресурсами – это и энергетические вопросы, и проблемы сельского хозяйства, и охрана окружающей среды. Точно также изменение климата –  оно не избирательно по отношению к той или иной стране – так сильно эти вопросы переплетены и взаимосвязаны. 

- Вы открывали форум и подводили итоги некоторых сессий. Что вы можете отметить, как еще существующие препятствия для регионального сотрудничества в сфере охраны окружающей среды?

- В первую очередь, мы должны понимать, что, несмотря на то, что есть общие вопросы, есть и те, что нас разделяют.

Допустим, управление водными ресурсами: сейчас нет четкого решения, как мы будем использовать трансграничную воду. Те страны, которые находятся выше по течению, хотят покрыть энергетические нужды. А нижележащие страны переживают: если пойдет интенсивное энергетическое развитие, что будет с сельским хозяйством, с продовольственной безопасностью, окружающей средой. Это камень преткновения, и пока он стоит особняком.

Второй блок, более серьезный. Как вы поняли, за 25 лет мы создали определенные экономические модули в каждой стране, однако между нашими странами нет такого крепкого экономического союза – связь очень хрупкая. Когда нет экономического взаимодействия и обмена, есть чувство конкуренции во всем, включая природные ресурсы.  Я думаю, что это немаловажный момент –  из-за слабой экономической интеграции между нашими пятью странами возникает много споров.

- В таком случае насколько сегодня верно сказать, что страны Центральной Азии готовы к экологическому сотрудничеству, к принятию понимания регионального единства?

 - Я могу однозначно сказать, что сегодня страны Центральной Азии понимают, что дальнейшее игнорирование экологических проблем дороже обходится для их экономик. Рост за счет эксплуатации природных ресурсов – это не путь, это тупик.

Во всех наших странах об этом говорят последние пять лет: посмотрите какие принимаются законы, какие приоритеты ставятся – это и озеленение экономики, и возобновляемые источники энергии, и устойчивый рост. Большинство проблем, с которыми страны сталкиваются в достижении своих целей, не имеют государственных границ.

Это и есть поводы для оптимизма – страны готовы работать для того, чтобы их решения приводили к общему эффекту. Восприятие, которое уже кристаллизировалось в регионе, как хорошая основа для диалога. Мы, образно говоря, «строим дорогу». Без дороги невозможно этот процесс запустить.

- И на этой дороге для Центральной Азии сегодня особенно актуальны вопросы водно-энергетических проблем, деградации земельных ресурсов и биологического разнообразия. Были ли упомянуты и другие проблемы во время форума?

- Да. Например, твердые бытовые отходы. Мы долгое время имели определенные ограничения в потреблении, когда не было большого выбора. Теперь же мы стали обществом потребителей. Наш образ жизни ежедневно формирует большое количество твердого мусора.

Это может сейчас нам показаться не таким страшным, но ведь уже есть природные зоны, где количество мусора настолько большое, что диву даешься. Это уже и разрушение почв, и определённые большие территории, которые остаются под мусором.

- Можно ли сказать, что эта область является потенциальной для инвестирования?

- Абсолютно, потому что я еще раз повторю: нам надо отходить от понимания, что охрана природы –  это затрата. Охрана природы – это, в том числе, и область для привлечения инвестиций. Та же переработка отходов – это материалы, которые можно вторично использовать. Это лишь один пример из целого множества.

Если мы бережём окружающую среду, появляются национальные парки, куда можно привлекать туристов, как и на наши высокогорные территории, которые мечтают посетить альпинисты со всего мира, и степные зоны, и уникальные природные явления.

- Наверняка в работе вы сталкиваетесь со скепсисом в отношении проведения подобных встреч, как способа для усиления регионального экологического сотрудничества. Чем он обусловлен? Что вы можете сказать этим людям сегодня, чтобы изменить их мнение?

- То, что есть скепсис и критика - это уже хорошо.  Я думаю, что мы не должны переоценивать те возможности для диалога, которые форум создает. Это должен быть постоянный и комплексный процесс партнерства.

Во время своего выступления я озвучил цену отсутствия регионального сотрудничества – это потеря до 20% регионального валового дохода до 2020 года, по расчетам Всемирного банка. И это отрезвляющая цифра. 

Взгляните на те государства, которые привели свои страны к точке невозврата – например, в Африке. Мы сами уже очень много разрушили: потеряли Аральское море, у нас плохая ситуация на Балхаше. Одновременно с этим, идет снижение биологического богатства региона, что ведет к менее привлекательной среде с точки зрения и туризма, и инвестиций.

Несколько стран сообща могут сделать очень много. И чем раньше, тем лучше. Это повторяют и сами страны Центральной Азии – вот признаки того, что понимание назрело не только на уровне экспертов, но и на уровне лиц, принимающих решения.

 

- Суммируя все что, вы сказали сейчас, что будет сделано РЭЦЦА по результатам форума?

- В первую очередь, работа над Дорожной картой процесса «Окружающая среда для Центральной Азии», которая должна отражать что мы будем делать, какие участники и за что будут отвечать, кто выступит партнерами. Это подход, когда каждый знает свою роль в этом процессе, а процесс один – совместно продвигать решение вопросов охраны окружающей среды и устойчивого развития.

Второе, мы обязательно должны сделать анализ того, что делается в сфере охраны окружающей с точки зрения успешных примеров, поиска сфер, где уже сейчас можно начать практическое осуществление, а также определения «горячих точек» для обязательного внесения в программу следующего форума.

В состав рабочей группы будут входить и представители стран, и представители международных и региональных организаций, потому что, если чей-то интерес не учесть, этот процесс не будет работать.

- Тогда здесь еще играет роль, в какой степени интересы каждой страны будут учтены.

- Это чувствительный и очень важный момент, когда мы ищем область без противопоставления. Это скорее «вот здесь как раз-таки мы можем с вами работать», а не «мои интересы все без исключения учтите». 

На форуме кто-то сказал: «Нам надо так сделать, чтобы все проблемы одновременно решить». Но нет такого решения, и не будет никогда – следует двигаться системно и пошагово. Давайте начнем с того, что уже назрело сегодня, и в процессе мы найдем еще больше общих интересов.

- То есть, это такой гибкий процесс.

- Да. Когда мы можем остановиться и сказать: «Ребята, давайте сверять часы: что мы вообще делаем и куда мы движемся».


Назад