Голос молодых: беседа с выпускниками ЦАПЛ

15.09.2017

Голос молодых: беседа с выпускниками Центрально-Азиатской Программы Лидерства

В Алматы проходит Восьмая Центрально-Азиатская Программа Лидерства по окружающей среды для устойчивого развития. Впервые в ней приняли участие шесть выпускников, которые выступили в качестве менторов для новых участников в первый день, а также прочитали для них слова напутствия. После этой трогательной сессии, мы собрались в саду и поговорили в тесном кругу.

В беседе участвовали: Идрис Мальяр из Афганистана, Данара Саранова из Казахстана, Азиза Мурзашова из Кыргызстана, Мадина Рахматова из Таджикистана, Наталия Чемаева из Туркменистана и Нодира Джанибекова из Узбекистана.


РЭЦЦА: Каждый из вас окончил ЦАПЛ с разницей в год или два. Расскажите, пожалуйста, как программа проходила у вас, видите ли вы какие-нибудь изменения сегодня?

Мадина: Ну, я скажу что здесь даже открытие было другим. Нас пригласили как выпускников впервые, и мы поделились опытом, рассказали, чего достигли после выпуска. 

Азиза: Да! Это одна из самых полезных конференций, где я участвовала: благодаря организаторам здесь люди начинают дружить и продолжают общаться – это классно. Мне также нравится, что в программе есть практические задания, а не только теория.

РЭЦЦА: Вы уже виделись с участниками из своей страны сегодня. Что они вам говорят? О чем беспокоятся?

Идрис:  Что касается Афганистана, мы действительно новички в центральноазиатской среде. И хоть мы разделяем одну культуру в этом регионе, я советую собратьям быть спокойными и внимательными –  она может отличаться.

Второе – это уже контекстное наполнение программы: какие лекции и презентации будут – ЦУР, изменение климата, управление рисками, управлении водными ресурсами, международное право. Например, у нас был спикер из США по медиации. То есть, понимаете, тут много интересных тем. 

Наталия: Они спрашивали тебя опасная ли эта страна?

Идрис: Конечно, нет. Они найдут здесь друзей.


РЭЦЦА: Ой, тут вопрос, который нам кажется важным. Мы его всем задаем. Вот смотрите. Так много усилий вложено в эту программу, так много партнеров присоединились. Но у нас все еще есть те, кто не понимает в чем целесообразность таких тренингов. Вообще, диалоговые площадки в обществе и среди СМИ проходят через тонны критики. Что у вас есть сказать этим людям, как выпускникам ЦАПЛ? 

Данара: Наверное, им просто надо поучаствовать и самим прочувствовать это. В любом случае, в любом проекте есть свои плюсы и минусы, но, чтобы говорить однозначно, надо смотреть на результаты. Мы видим, что сегодня более 200 выпускников программы реально работают. Это говорит о том, что программа будет жить и это очень радует. 

Нодира: Я считаю, нас для этого и собрали, для скептиков: «Вот посмотрите, есть выпускники, и они работают, и не в одной стране». Вот даже нас шестерых взять – у нас нет тех, кто работает в одной сфере. То есть мы говорим о том, что ЦАПЛ – программа уникальная и универсальная.

Наталия: Скептики появились из-за того, что у этой программы никто не видел продолжения: каждый год люди разъезжались по своим странам. Возможно переговаривались, возможно нет – никто точно не знал. И, поэтому, когда пошли предложения о том, что нужна сеть выпускников, которая будет поддерживать эти отношения на разном уровне, мы их только поддержали. Сейчас все зависит от нас, насколько мы сумеем это установить.

Данара:  И чтобы не было так: если кто-то из нашей цепочки выбывает, система рушилась. Например, сегодня я разговаривала с делегацией из Казахстана; им идея нравится, но они, как и мы в самом начале, не понимают, как и зачем это может работать. Но мы решим это.

Азиза: Да и вообще скептически к таким мероприятиям относятся во всем мире, не только к нашей конференции. Все потому что не видно, скажем, численных показателей. Но, на мой взгляд, если хотя бы на одного-двух-трех человек, которые в будущем будут принимать важные природоохранные решения, повлияет эта конференция, это уже ответ скептикам. 

Даже сегодня, когда каждый из нас рассказывал историю успеха, было видно, как именно эта программа повлияла на нашу жизнь и на дальнейший выбор. Это тяжело измерить, но если потом копать глубже, опрашивать и смотреть среди выпускников кто и чем занимается, то виден бесценный эффект. 

Идрис: Негативные люди всегда негативны. Не беспокойтесь о них.


РЭЦЦА: Давайте поговорим о том, какого это быть молодым профессионалом в регионе. Я сейчас это говорю в том числе, как молодая девушка. Чувствуете ли вы какие-либо трудности?  

(все смотрят на Идриса и смеются)

Идрис: Хорошо, я скажу. Думаю, что мы должны изменить менталитет, а это не может прийти в один день. Вы должны ждать и выступать за это. В конце концов, должны быть какие-то правила, положения или какие-то указы, которые не позволяют плохо относиться к женщинам. Если вы посмотрите на другие страны, то увидите, что у них реально нулевой уровень терпимости к такого рода преследованиям сотрудников. Но это должно исходить не на нашем уровне, больше на политическом – от правительства, которое действительно бы применяло такие положения.

РЭЦЦА: Ты думаешь, что перемены в данном случае исходят не от тебя?

Идрис: Поскольку я работал и работаю с женщинами, учился с ними, большинство моих подчинённых – женщины, в своей области я делаю это, но, в конечном итоге, для больших перемен потребуется больше времени и другой уровень.

РЭЦЦА: А если рассуждать отдельно от гендера.  Как молодой специалист, чувствуете ли вы какие-либо препятствия в работе?

Идрис: По-моему, я никогда не чувствовал себя менее значимым, чем старшие коллеги. Я всегда говорю то, что хочу сказать (прим. Идрис работает экспертом по управлению трансграничными водами при Министерстве иностранных дел Афганистана).

Для этого я не вижу никаких препятствий, потому что, если вы хорошо учитесь, вы много работаете, вас будут уважать, и все будет хорошо. Особенно в Афганистане: там действительно поддерживают молодых сотрудников. Если вы слышали, наш президент говорил, что правительство сейчас моложе, чем когда-либо. Так что у нас нет проблем с этой стороны.

Данара: Честно, могу сказать, что такое было. Когда я только приехала, Шымкент меня начал прессовать: то нельзя, это нельзя. «Куда ты лезешь такая молодая?». Но время идет и через реальные действия меняется и сознание. Сейчас с молодыми считаются. Если есть желание что- то делать, нет никаких препятствий – это мое мнение.

Нодира: Я считаю, что трудности и препятствия есть все равно, какое бы дело не начинали. Но у лидера есть такое качество: если чего-то хочешь, то каких бы препятствий не встретил, ты их преодолеешь.


РЭЦЦА: Есть ли у вас пример для подражания в работе?

Идрис: Мой профессор, доктор Аарон Вольф. Я восхищаюсь не только его работами, но и способностью слушать. Если хотите встретиться с ним, вы должны пригласить его по электронной почте за год вперед! Ну, или ладно, по крайней мере, шесть месяцев, чтобы не преувеличивать.

Но он позвонит вам и скажет: «Вы хотите меня видеть? Приходите-приходите». И он будет говорить с вами часами, если он не занят. Он будет слушать вас и даст вам чувство, что вы лучший, хотя он всемирно известный ученый.

Я стараюсь учиться у него.

Нодира: Мне на ум приходит Джавахарлал Неру из Индии. Он, как лидер, ни одного и ни десятерых человек, а целое население смог повести за собой и заставить поверить в себя.

Азиза: У меня всегда был такой принцип – «не сотвори себе кумира». Сейчас я не могу назвать конкретного человека. Каждый, кого я встречаю на своем пути меня вдохновляет. Например, я хорошо знаю Данару. Это человек, который работает с молодежью, что-то постоянно организовывает. Или вот я беру интервью, и каждый раз история нового человека меня вдохновляет.


РЭЦЦА: И последний вопрос. Назовите то, чем вы гордитесь в своей работе. Если вас смущает такая формулировка, то назовите некий результат, который как бы подтверждает: «Да, я все делаю правильно».

Азиза: Я горжусь тем, что могу уйти с работы, которая мне не нравится или выйти из зоны комфорта, не боясь изменить что-то в жизни (прим. Азиза - главный редактор журнала «Vizitka Osh»).

Данара: У меня тоже. Я не боюсь завтра остаться без работы. Я знаю, что я востребованный специалист в своей области, как юрист и менеджер. Но самое большое достижение для меня – это встреча с президентом Швейцарии (прим. Данара работает в Социально-предпринимательской корпорации "Шымкент").

Нодира: Я, наверное, отмечу свое выступление в Москве среди именитых профессоров и докторов в Российской академии наук. Или, например, горжусь своими студентами. Мы с ними создали группу единомышленников, которая распространяет знания, связанные с экологической культурой (прим. Нодира работает в Гулистанском государственном университете).

Наталия: Это тяжелый вопрос для меня. Когда я вернулась обратно в Туркменистан, как дипломированный антрополог, подумала, как же вообще найти работу и действительно не знала где применить свои знания и умения. Но я нашла организацию, которая не просто дала мне возможность работать, но и расти (прим. Наталия работает в МФСА и GIZ).

Мадина: Я горжусь местом, где я работаю и то, что мы сделали и делаем в рамках нашего проекта. Сейчас у нас построены три системы водоснабжения в сельской местности в Кулябе. Там никогда не было питьевой воды. Мы дали воду 6300 человек населения. Это очень большая работа. И это для меня гордость (прим. Мадина работает в ПРООН, Программе энергетики и окружающей среды).

  



                                          БЛИЦ

«Назови одно слово, которое точно описывает лидера»

Мадина: Целеустремленный

Азиза: Смелый

Данара: Влиятельный

Нодира: Ответственный

Наталия: Многогранный

Идрис: Успешный

 

 

 


Назад